Мягкая сила

18 июля 2014 года

На фоне обострения взаимоотношений между США, Евросоюзом и Россией президент РФ заявил о необходимости провести масштабное технологическое перевооружение отечественных предприятий, в частности путем импортозамещения, и вернуть рынок национальным производителям, в том числе и разработчикам программного обеспечения (ПО). Отечественные игроки софтверного рынка готовы поддержать инициативу государства, так как не исключают возможности того, что спрос на их продукцию на Западе начнет сокращаться.

Выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума 23 мая 2014 года, президент РФ Владимир Путин говорил о необходимости существенного сокращения импорта по многим позициям. При этом президент подчеркнул, что импортозамещение планируется проводить без нарушения норм международной торговли, ввода каких-либо ограничений и барьеров. Кроме того, президент пообещал разработать пакет мер по поддержке отечественных предприятий, способных производить конкурентную продукцию. И уточнил, что на поддержку могут рассчитывать и предприятия с иностранным участием либо со стопроцентным иностранным капиталом, «но работающие на нашей территории и подчиняющиеся российскому законодательству».

Сдержанная радость

Отечественные производители ПО в целом положительно оценивают государственную инициативу, но указывают на ряд аспектов, которые необходимо учитывать при реализации технологического перевооружения и импортозамещения.

Президент Некоммерческого партнерства содействия развитию свободного программного обеспечения (РАСПО) Любовь Орлова говорит о том, что идея государственной поддержки отечественных производителей ПО и импортозамещения не нова. «Но в нынешней ситуации накал страстей таков, что у нас нет другого выхода, кроме как начать действовать. Остается открытым вопрос относительно схемы импортозамещения, и ее проработка должна происходить при плотном контакте отрасли и государства, иначе ничего результативного не произойдет», – предостерегает она.

Генеральный директор ООО «Открытые Информационные Технологии» Николай Евдокимов также напоминает, что подобные инициативы предпринимались и ранее, начиная с утверждения президентом в 2000 году «Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» и заканчивая появлением распоряжения правительс тва РФ от 17 декабря 2010 года №2299‑р, утверждающего план перехода федеральных органов исполнительной власти и федеральных бюджетных учреждений на использование свободного программного обеспечения на 2011‑2015 годы.

Генеральный директор ООО «Доктор Веб» Борис Шаров считает инициативу государства абсолютно логичной, но отмечает, что этот шаг запоздал на много лет. «Государство до недавних пор было совершенно равнодушно к засилью зарубежного софта практически во всех отраслях нашей жизни», – отмечает он, полагая, что позиции российских производителей ПО на внутреннем рынке усилятся. «Государство займется созданием условий, способствующих появлению большего количества отечественных разработчиков софта, которые делают ПО не на заказ с дальнейшей передачей прав на него за границу, а для нужд собственной страны», – надеется Борис Шаров.

Президент ООО «КОРУС Консалтинг ГК» Александр Семенов подчеркивает, что необходимо понимать, как будет реализоваться инициатива, и считает, что идея должна быть подтверждена деньгами, которые пойдут тем, кто может производить реальную продукцию. Роль государства должна состоять в том, чтобы эти деньги были «долгими», то есть следует заключать долгосрочные контракты с продолжительным финансированием, убежден Александр Семенов. Также он предполагает, что это позволит избежать ситуации, когда какой-то монополист выигрывает государственный тендер за 1 рубль только потому, что у него есть возможность инвестировать в проект, понимая его экономическую привлекательность в будущем.

По мнению генерального директора ООО «Азбука Рус» Нукри Башарули, импортозамещение должно быть направлено на укрепление позиций российских производителей. «При этом не следует перегибать палку и вводить запретительные меры на покупку импортного ПО: заказчик должен иметь возможность выбора», – говорит он.

В свою очередь, генеральный директор ООО «Ф-Лайн Софтвер» (торговая марка First Line Software) Александр Поздняков полагает, что процесс импортозамещения требует сбалансированного подхода. По его словам, нельзя просто отсечь иностранных производителей от российского рынка, поскольку давление со стороны мировых технологических гигантов стимулирует отечественных разработчиков. «Отчасти за счет этого соревнования в России создаются новые яркие продукты. Отсутствие жесткой конкуренции со стороны мировых игроков приведет к снижению стандартов и падению уровня качества», – уверен Александр Поздняков.

По мнению генерального директора ООО «Рексофт» Александра Егорова, наряду с импортозамещением отечественным компаниям нужно сосредоточить усилия на экспорте ПО на мировой рынок. Для развития же внутрироссийского рынка нужно сделать более интенсивным внедрение ИТ на государственном уровне, а автоматизация рабочих процессов в госорганах должна стать одной из первостепенных задач.

Генеральный директор ООО «Группа компаний ТОНК» Михаил Ушаков указывает на то, что в условиях обостряющегося конфликта с развитыми в сфере ИТ странами необходимы адресная поддержка, селекция и развитие национальных проектов, в особенности в области свободного ПО. «В случае успешного осуществления импортозамещения красивые наклейки и разноцветные бумажки с «серьезными» печатями, которые часто являются абсолютно необходимым условием реализации ИТ-решений в государственных структ урах, отойдут на второй план. Очевидно, что стране нужно наше ПО с открытым кодом и гарантией от всяких несуразностей», – говорит Михаил Ушаков.

По словам исполнительного директора ООО «Артезио» (торговая марка Artezio) Павла Адылина, очень важно делать различие между реализацией кастомизированных решений для российских предприятий и глобальным переводом информационных технологий на новые рельсы. «Если в первом случае речь идет, например, о привлечении только российских системных интеграторов к внедрению решений в госкомпании, но эти решения будут реализованы на проприетарных платформах от Microsoft, IBM и других корпораций, то такой процесс может быть быстрым и безболезненным, однако не является полноценным импортозамещением. Если же говорить о таких вещах, как разработка собственных операционных систем и систем управления базами данных (СУБД), то эта задача более длительная, но решаемая, в том числе за счет грамотного взаимодействия и поддержки сообществ, создающих ПО с открытым кодом. Решение этой задачи не слишком затратное и приведет к существенной экономии за счет отказа от приобретения программных продуктов», – считает Павел Адылин.

Первый заместитель генерального директора ООО «Информационно-технологическая сервисная компания» (ИТСК) Владимир Калиненко убежден, что массовое технологическое перевооружение, если оно состоится, повлечет рост спроса на ИТ-услуги, в том числе и на заказное ПО. При этом он призывает не забывать, что президент РФ внес одно важное уточнение в понятие «отечественный производитель»: таковым будет считаться ииностранная компания, осуществляющая деятельность на территории РФ. «Если иностранная компания – производитель технологического оборудования локализует свое производство в РФ, то она локализует и соответствующее ПО. В этом случае российские компании будут получать заказы на локализацию, и не более того. Если же появятся отечественные производители оригинального оборудования, то им понадобится ПО отечественного производства. Именно это может стать фактором роста доли российских производителей ПО», – говорит Владимир Калиненко.

Сколько нашего у нас

Согласно данным, приведенным Минэкономразвития РФ в отчете о результатах мониторинга «Об итогах социально-экономического развития Российской Федерации в 2013 году», который был опубликован министерством 7 февраля 2014 года, объем отечественного рынка информационных технологий (ИТ) в 2013 году, по предварительной оценке, равен 635 млрд рублей. При этом большую долю российского ИТ-рынка занял сегмент аппаратных средств (56,1 %). На сегмент программных средств пришлось 19,5 %, на сегмент услуг – 24,4 %. 25 октября 2013 года, представляя на заседании правительства РФ «Стратегию развития ИТ-отрасли России на 2014‑2020 годы и на перспективу до 2025 года», глава Минкомсвязи Николай Никифоров сообщил, что объем внутрироссийского ИТ-рынка в 2012 году составил 620 млрд рублей, а доля отечественных производителей ПО – 30 млрд рублей. Министр отметил, что большая часть потребностей России в ИТ-продукции удовлетворяется за счет импорта, который в части оборудования составляет 100 %, а в части программных продуктов превышает 75 %.

По мнению исполнительного директора Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт» (АРПП «Отечественный софт») Евгении Василенко, такая статистика показывает, что деньги, в том числе государственные, расходуются на развитие ИТ-отрасли других государств. «При этом российские продукты, которые имеют шанс вырасти и со временем занять достойное место на мировом рынке, остаются без внимания», – говорит она.

Игроки отечественного рынка ПО также напоминают, что большинство российских разработок создается на базе технологий иностранных вендоров. «Однако в них есть существенная доля добавленной стоимости, которая появилась именно благодаря вложенным усилиям при разработке конечного продукта. Та же самая ситуация на рынке разработок на платформах open source: за продуктами, созданными на свободном программном обеспечении, стоит сообщество, основная интеллектуальная сила которого находится за пределами России», – рассказывает Александр Семенов.

По мнению Александра Позднякова, в таком интернациональном сегменте, как разработка софта, определить регион производства довольно сложно. «В значительном количестве продаваемых в мире программных решений есть код, написанный российскими компаниями или центрами разработок иностранных корпораций, которые базируются в России», – напоминает он.

Директор по маркетингу и альянсам ООО «Параллелз» (торговая марка Parallels) Константин Анисимов считает, что ориентироваться на усредненные показатели доли отечественного софта на российском рынке не совсем корректно, так как в денежном выражении заграничного ПО в России продается значительно больше. «Во всем мире ситуация приблизительно похожая: самую большую долю рынка везде занимает Microsoft с пакетом программ Microsoft Office и ОС Windows. Но если посмотреть на отдельные сегменты, то в некоторых из них у нас есть абсолютное доминирование отечественного софта», – говорит Константин Анисимов.

Одним из таких сегментов являются программные средства обеспечения информационной безопасности и антивирусное ПО. Борис Шаров считает антивирусную отрасль благополучной, так как доля российских компаний в ней составляет 65‑70 %. Также неплохо обстоят дела в области ERP-решений. Владимир Калиненко говорит о том, что ERP-системы отечественных разработчиков занимают около 30 % российского рынка, а в более узком сегменте ERP-продуктов для SMB отечественное ООО «1С» является абсолютным лидером.

По данным Александра Семенова, на российском рынке ERP-решений отечественные системы занимают до 40 %, на рынке CRM – 15‑20 %, BI – 7‑10 %. Также отечественные производители ПО уверенно чувствуют себя в таких отраслях российского ИТ-рынка, как облачные сервисы, лингвистическое ПО, игры, финансовое ПО, решения для интернет- ​и видеотелефонии, интернет-технологии (российские социальные сети, поисковые сервисы), а также в сегменте систем, применяемых в управлении производством (АСУ ТП, MES, EAM). В последнем сегменте, по словам Владимира Калиненко, разработки российских компаний составляют до 30 %.

Константин Анисимов сетует на то, что в стране появляется мало прорывных решений в области анализа данных, систем управления и других подобных. «Подавляющее большинство разработок – это кальки зарубежных аналогов. Зачастую неплохие, но захватить серьезную долю рынка им не удается в силу того, что они не ориентируются на мировые рынки, а на собственном рынке находятся в состоянии обороны», – говорит представитель Parallels.

Наименьшая доля отечественного ПО на российском рынке используется в сегментах ОС и СУБД, где, по словам председателя правления ООО «ВидеоМост» (ГК Spirit) Андрея Свириденко, она стремится к нулю. По данным же Бориса Шарова, операционные системы практически на 95 % представлены импортной продукцией. «Российские ОС на базе свободного ПО используются в ограниченном сегменте, к тому же этот сегмент порой трудно оценить в силу его закрытости», – констатирует глава компании «Доктор Веб».

Заказчиками отечественных софтверных продуктов в России являются предприятия розничной торговли, транспорта, телекоммуникационные компании, а также компании из сферы энергетики и ЖКХ. Заместитель генерального директора по развитию бизнеса ЗАО «Прогноз» Сергей Шестаков говорит о том, что помимо этого российское ПО широко распространено в банковском секторе, нефтегазовой, химической отраслях. «Для этих заказчиков очень важно, что отечественные разработки максимально соответствуют российской специфике и законодательству РФ, но в то же время легко перестраиваются на международные стандарты управления бизнес-процессами», – отмечает он.

Наиболее активно внедряют российское ПО государственные структуры и компании с госучастием. «Госсектор – самый крупный заказчик ИТ-решений и услуг. На его долю приходится до 40 % заказов», – сообщил Павел Адылин. Однако глава «Открытых Информационных Технологий» Николай Евдокимов приводит статистику, согласно которой в государственных и муниципальных информационных системах доля зарубежного ПО, включая ОС, СУБД и прикладное ПО общего назначения, составляет 95 %.

Даже если отечественные решения доказали свою конкурентоспособность, имеют большое количество клиентов в России и мире, это не гарантирует того, что их предпочтет государственный заказчик, считает Евгения Василенко. «Такая политика приводит к технологической зависимости от других стран. Возможные последствия этого были нам наглядно продемонстрированы на примере платежных систем», – напоминает она.

Замещение: что можно и что нужно

Крупные российские компании уже используют в некоторых бизнес-процессах отечественные программные продукты. Директор по информационным технологиям ОАО «Ростелеком» Дмитрий Садков считает, что критически важным ПО для телекоммуникационного бизнеса являются OSS/BSS-системы. «Большинство этих систем в «Ростелекоме» построены на российских платформах (биллинг, системы линейного учета, трабл-тикетинг и т. п.). «Использование отечественного ПО – это осознанная политика нашей компании», – подчеркивает он.

«Легко и быстро может быть замещено прикладное программное обеспечение, и здесь есть отечественные аналоги, ничем не уступающие зарубежным разработкам», – считает генеральный директор ООО «Центр речевых технологий» (ЦРТ) Дмитрий Дырмовский.

Борис Шаров отмечает, что по целому ряду позиций, особенно в области информационной безопасности, формулировка «не уступающее зарубежным программным продуктам» применительно к российскому ПО звучит более чем уничижительно. «Зарубежным аналогам подчас очень далеко до нашего уровня, но, к сожалению, существующие стереотипы не позволяют нашим чиновникам это осознать. Когда же мы начинаем рассуждать о расходах на замещение иностранного ПО российским, в тень уходят те аспекты, которые, собственно, и предопределяют необходимость этого замещения», – говорит гендиректор «Доктор Веб».

Константин Анисимов согласен, что в России есть продукты, которые не уступают по качеству зарубежным аналогам. Проблема, по его словам, заключается лишь в том, что они ориентированы на локальный рынок. «Международные компании покупают для своих офисов в разных странах одинаковый софт. Это упрощает взаимодействие между ними. По этим причинам замещение ПО, ориентированного на глобальный бизнес, произойдет точно не в первую очередь. Например, Parallels использует зарубежную CRM-систему Salesforce. Хорошая она или плохая – другой вопрос. Главное, что с ней работают все наши 17 офисов в разных с транах. Мы просто вынуждены ею пользоваться», – говорит Константин Анисимов, отмечая при этом, что софт для малого и среднего бизнеса легко может быть полностью отечественным. «Россия – уникальная по многим аспектам страна: здесь и культура ведения бизнеса, и ментальность, и традиции. Поэтому те компании, которые пользуются российским бухгалтерским ПО, легко могут начать применять другой отечественный софт. Те же компании, которые пока вообще никаким софтом не пользуются, а их у нас очень много, легко могут начать это делать», – считает представитель Parallels.

Глава First Line Software Александр Поздняков считает наиболее перспективным направлением для замещения зарубежного софта использование программных решений на базе ПО с открытым кодом. «Более 50 % разработок в First Line Software ведутся на базе ПО с открытым кодом», –  уточняет он.

Александр Семенов также отмечает серьезные изменения в сегменте свободного ПО. «У российских компаний – разработчиков ПО и системных интеграторов в последние три-четыре года все чаще появляются продукты именно на базе open source в совершенно разных областях – от систем электронного документооборота до систем планирования и бюджетирования. А в скором времени эта тенденция также будет видна на рынке ERP-решений. Связано это с тем, что возможность не платить деньги за лицензии очень привлекательна, и все идет к тому, что даже крупные международные вендоры вскоре перейдут на модель, когда платформа будет предоставляться бесплатно, а деньги заказчики будут платить только за сервисы», – говорит президент ГК «КОРУС Консалтинг».

Павел Адылин считает, что в свете активного развития современных технологий с открытым кодом, а также все большего использования SaaS, распределенных вычислений и облачных хранилищ данных наступило время для того, чтобы уйти от проприетарных ОС, инфраструктурных решений, систем управления базами данных, средств организации взаимодействия, пользовательских оболочек, прикладных программ и мобильных приложений. «Для этого достаточно провести всесторонний аудит существующего ПО с открытым кодом, для того чтобы определиться со стеком технологий, разработать план необходимых доработок и поддержки сообществ, а также программу обучения преподавателей и специалистов по внедрению и поддержке этих продуктов. Бюджет для реализации такой программы может быть разумным и сравнимым с объемом средств, которые тратятся государством на закупку проприетарного ПО за два-три года. Если дейс твия будут тщательно спланированы и скоординированы, то переход может занять полтора-два года», – говорит Павел Адылин.

По мнению же Владимира Калиненко из ИТСК, в отсутствие нерыночных факторов, таких как экономические санкции западных стран или требования российского регулятора, у потребителей вообще не возникнет особой нужды замещать имеющиеся на рынке импортные продукты отечественными. «Российские разработчики прикладного ПО могут успешно занимать новые ниши, такие как ПО для встраиваемых устройств, АСУ ТП, MES и т. д. для обеспечения отечественного же машиностроения и приборостроения, если таковые начнут активно развиваться. Также позиции российских разработчиков сильны в сравнительно новых сегментах: мобильные решения и облачные ИТ-сервисы», – отмечает Владимир Калиненко.

По мнению ряда экспертов, в некоторых критически важных областях замена зарубежного ПО отечественным не просто возможна, а необходима. Однако здесь импортозамещение провести не так легко. «Опорных продуктов, на основе которых ведется разработка программных решений – операционных систем, баз данных, средств разработки, в России нет. В стране созданы нишевые продукты, которые являются аналогами западных и занимают некоторые доли рынка. Однако почти все они построены на базовых технологиях, которые разработаны за пределами Российской Федерации. Поэтому основная трудность с импортозамещением лежит в области замещения операционных систем и средств разработки. Возможно ли это сделать – вопрос более глубокой проработки», – говорит Александр Семенов.

Подтверждают сложность перехода на новые ОС и СУБД и отечественные потребители. Дмитрий Садков отмечает, что в «Ростелекоме» используется операционная система от Microsoft, базы данных работают на решениях Oracle. «Учитывая масштабность нашей компании, очевидно, что оперативная замена этого ПО невозможна. Что касается офисного программного обеспечения, то мы уже проводили тестирование различных его видов. Его замена – самая простая задача, которая может быть решена оперативно. Еще один вид ПО, используемый в бизнес-процессах компании, непосредственно связан с управлением предприятием, замену ERP-систем в ближайшее время компания не планирует», – рассказал директор по ИТ «Ростелекома».

Владимир Калиненко считает, что системное или платформенное ПО «рыночным» образом, то есть без поддержки государства, разработать и вывести на рынок невозможно. «Это касается всех фундаментальных элементов стека ИТ-технологий и продуктов, которые уже давно сформировали ИТ-ландшафт мировой и российской экономики. У участников рынка нет поводов производить, покупать, внедрять такое ПО. В то же время именно это ПО является критически важным, так как потеря доступа к нему, например по причине санкций, может привести к катастрофическим последствиям в экономике. Разработка и внедрение таких фундаментальных продуктов могут занять пять-шесть лет», – предполагает Владимир Калиненко.

Николай Евдокимов также считает, что по соображениям безопасности нужно в первую очередь заменять ОС и СУБД. «Что касается систем управления базами данных, то продукты отечественного производства вполне конкурентоспособны. Хуже дело обстоит с операционными системами, но здесь можно и нужно обратиться к опыту использования свободного ПО, который наработан в Китае, Германии и других с транах. Возможно, для государственного сектора придется создать и поддерживать специальный дистрибутив ОС на основе свободного ПО, который должен быть проверен и сертифицирован по безопасности, как и все выходящие к нему обновления», – комментирует глава «Открытых Информационных Технологий».

«В части замещения импортного ПО нужно как минимум проводить новые госзакупки, отдавая приоритет российским разработкам. Это самое простое и очевидное, что можно делать. Такая практика существует в мире, в том числе в США и Китае. Там иностранные товары закупаются на государственные деньги, только если нет национальных аналогов», – говорит Евгения Василенко из АРПП «Отечественный софт».

Помощь свыше

По мнению отечественных разработчиков ПО, реальной помощью со стороны государства могли бы стать льготное налогообложение, упрощение процедуры сертификации ПО, а также устранение административных барьеров и поддержка в продвижении на мировой рынок. «Российским разработчикам сильно помогла бы защита государством их интересов в незападной части мирового рынка, прежде всего в Китае и Индии», – отмечает президент ЗАО «Диджитал Дизайн» (ГК Digital Design) Анатолий Суркис.

Кроме того, участники рынка указывают на необходимость гарантированных закупок отечественных программных продуктов для использования в госструктурах. Дмитрий Дырмовский считает важным, чтобы государственные заказчики стали пионерами в области внедрения новейших информационных технологий и решений, а крупные коммерческие компании, решающиеся на такой шаг, государство может поддерживать посредством налоговых послаблений. По его словам, выходя на российский рынок, мировые компании приводят и технологических партнеров, а отечественных вендоров просто не пускают на рынок, устанавливая заградительные цены на интеграцию со своими решениями. «Хотелось бы, чтобы государство обратило внимание на этот аспект и приняло участие в установке правил честной игры, когда все производители будут поставлены в равные условия», – говорит Дмитрий Дырмовский.

По словам Николая Евдокимова, намерения использовать отечественное и свободное ПО в государственном секторе должны быть выражены однозначно и четко – например, в виде закона с планом и сроками, которые должны выполняться. «Даже финансирования в объеме стоимости лицензий на зарубежное ПО, закупаемых госсектором, более чем достаточно, чтобы заинтересовать отечественных производителей, в том числе и в разработке специализированного (ведомственного) ПО под свободные ОС», – отмечает он.

Михаил Ушаков призывает на государственном уровне определить компании, производящие специфическое ПО для российских потребителей, и освободить их от налогов. Кроме того, по его словам, необходимо установить жесткий контроль и наказывать тех, кто разбазаривает фонды поддержки разработчиков ПО для национальных нужд. Также необходимо немедленно переходить от слов к делу в проектах на основе свободного ПО. «Повсеместное внедрение открытых лицензий вышибет почву из-под ног любителей откатных схем», – заявляет глава «Группы компаний ТОНК».

Гендиректор «Рексофта» Александр Егоров указывает еще на одну насущную проблему: «В ИТ-отрасли настоящий кадровый голод. На рынке есть компании, которые растут на 30‑40 % в год, и им нужны новые кадры, которых уже нет не только в Москве, Петербурге, но и в регионах России и практически не осталось на Украине и в Белоруссии. Нужен системный подход к восстановлению качества подготовки специалистов в вузах. Со стороны Минкомсвязи и Минобразования нам нужна поддержка по созданию корпоративных университетов, частных вузов и интенсивных программ в существующих вузах».

Любовь Орлова из РАСПО говорит о необходимости стимулировать специалистов в ИТ-отрасли, чтобы они не покидали Россию. «Для этого нужно создать благоприятные условия проживания, обеспечить льготы, а иначе программисту проще уехать в другую страну, где условия жизни лучше и оплата труда в несколько раз превышает нашу», – говорит она.

Представители регулятора, в свою очередь, ссылаются на то, что российские разработчики уже получают поддержку со стороны государства. «Вступил в силу закон о льготах по страховым взносам для ИТ-компаний численностью от семи человек и выше, разработан закон о возможности применения опционов для мотивации сотрудников технологических компаний. По итогам конкурсного отбора выбраны ИТ-компании, которые смогут получить приоритетную поддержку создания центров прорывных исследований в области информационных технологий в рамках ряда программ. Кроме того, разработана и внедрена новая инвестиционная политика фонда «Росинфокоминвест», которая ориентирована на привлечение и поддержку успешных коммерческих партнеров, а также разработан проект предоставления беспроцентной ипотеки для ключевых сотрудников ИТ-компаний», – отмечают представители пресс-службы Минкомсвязи РФ. В министерстве также уточнили, что Николай Никифоров уже обсудил с президентом РФ Владимиром Путиным вопросы приоритизации расходования бюджетных средств на продукты отрасли информационных технологий, в том числе для компаний с государственным участием. «В ближайшее время будут утверждены соответствующие документы. В то же время руководство министерства считает, что развитие отечественного рынка должно происходить в рамках соблюдения всех норм международной торговли, без жестких экономических санкций и запретов», – добавили в пресс-службе ведомства.

Международная панорама

Согласно данным некоммерческого партнерства «РУССОФТ», общий объем экспорта российского ПО и услуг по его разработке в 2013 году увеличился на 15 % по отношению к 2012 году и достиг $5,2 млрд. Доля российских софтверных компаний на мировом рынке ПО (включая услуги заказной разработки) в 2013 году составила около 2,6 %.

По заверениям участников рынка, обострение международной политической обстановки пока не сказалось значительно на отечественных разработчиках ПО под заказ, ориентированныхи на западные рынки. По словам Владимира Калиненко, ситуация еще не обострилась до такой степени, чтобы затронуть устойчивые связи вендоров с их офшорными партнерами. Сергей Шестаков из компании «Прогноз» говорит: «Изменение политической ситуации до сих пор практически не сказалось на работе компании. «Прогноз» занимает достойные позиции на мировом рынке, его офисы работают в восьми странах. Доля зарубежных проектов в выручке компании постоянно растет».«Большинство международных заказчиков даже не знают, что на них работают российские программисты. У них договоры с офисами, которые занимаются офшорным программированием. А где это все пишется – в Китае, Индии или России, – им не важно. Сложившаяся политическая обстановка никак не сказалась на наших разработчиках», – отмечает Константин Анисимов из компании Parallels. По прогнозам Александра Егорова, в ближайшее время темпы роста экспорта отечественного ПО замедлятся. «Но это будет связано не с политической обстановкой, а с рядом проблем на внутреннем рынке», – уточняет он.

Тем не менее Борис Шаров указывает на то, что ряд офшорных разработчиков были вынуждены вывести часть бизнеса за пределы Российской Федерации: «Зарубежные заказчики решили, что небезопасно оставлять в России стратегически важные разработки».

«На нашей компании политическая обстановка сказалась только в части возможности получать дальнейшие крупные заказы на Украине. Однако по всем текущим проектам с украинскими клиентами мы продолжаем работать в прежнем режиме. Хотя жаль, что некоторые компании, которые разрабатывают ПО для западных клиентов и чьи производственные процессы на порядок лучше, чем в среднем по рынку, испытывают проблемы и даже вынуждены заниматься переводом разработчиков в другие страны», – говорит Александр Семенов из ГК «КОРУС Консалтинг».

По словам Павла Адылина, говорить о существенном снижении оборота в связи с политической обстановкой не приходится, особенно в Европе. «При этом наблюдается удлинение цикла продажи западным заказчикам и снижение интереса к российским сервисным компаниям. Речь не идет о разрыве существующих контрактов, однако уже возникают некоторые трудности с поиском новых клиентов, особенно в США. В первую очередь это касается работы с крупными американскими корпорациями. Относительно Европы можно сказать, что текущая политическая ситуация пока не повлияла сильно на взаимодействие с российскими компаниями – разработчиками заказного ПО», – отмечает исполнительный директор Artezio.

«Сервисная ИТ-индустрия работает в симбиозе с клиентом, и любое изменение обстановки сказывается. Сложный новостной фон – ситуация неприятная. Поэтому необходимо идти к клиентам, разговаривать, объяснять, что офисы продолжают работать, проекты ведутся в штатном режиме, сервис остается непрерывным», – поясняет Александр Поздняков.

«Что касается категоричного отказа от российского ПО, то мы пока на наших рынках с таким резким подходом не столкнулись. Но можем констатировать, что конкуренция усилилась. И, например, в Европе некоторые клиенты, увы, начинают отдавать предпочтение американским компаниям, хотя до этого ориентировались на российское ПО», – констатирует глава ЦРТ Дмитрий Дырмовский.

Некоторые эксперты говорят о том, что доля исключительно офшорной разработки в России в последние годы снижается. «Вероятно, по политическим причинам этот процесс ускорится. В первую очередь это касается оборонных и наукоемких отраслей», – говорит Анатолий Суркис.

Альтернатива синицы

В любом случае игроки отечественного рынка уверены в том, что даже при полном охлаждении отношений как российские компании-разработчики, так и западные партнеры-заказчики смогут без труда найти новые рынки сбыта и исполнителей.

Владимир Калиненко считает наилучшей альтернативой для российских офшорных разработчиков перенос активности на отечественный рынок. «Российские офшорные программисты являются уникальным ресурсом, обладают рядом качеств, существенно выделяющих их среди остальной массы: это высокий уровень образования, владение широкой номенклатурой технологий и инструментов, опыт участия в создании современных продуктов и так далее. Переориентация офшорных компаний на российский рынок сможет обеспечить необходимой ресурсной поддержкой государственную программу создания отечественного ИТ-ландшафта», – утверждает представитель ИТСК. «В России потребность в программистах сейчас настолько высока, что какие-либо санкции как раз помогли бы нам консолидировать рынок, продуктовые компании получили бы больше ресурсов. России нужно развивать навыки продуктовых компаний, которые смогут конкурировать на международном рынке, а не поддерживать офшорное программирование», – считает Константин Анисимов.

Кроме внутреннего рынка перспективными для российских разработчиков, по словам Дмитрия Дырмовского, являются страны СНГ, а также страны Латинской Америки, Карибского бассейна и развивающиеся страны. Сергей Шестаков указывает также на активно развивающиеся большие и емкие рынки Китая, стран Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. «К примеру, наша компания работает во всех 54 странах Африки, а в начале 2014 года «Прогноз» заключил несколько контрактов с компаниями и организациями в странах Персидского залива», – говорит он.

Павел Адылин указывает на то, что в случае угрозы потери западных рынков российские компании могут «прятаться»: «Регистрировать юрлица в странах, к которым Запад лоялен, работать по субподряду и так далее». «Не секрет, что отказы от сотрудничества с российскими компаниями сейчас могут быть связаны не с идеологическими мотивами бизнесменов, а с нежеланием рисковать отношениями с властью», – полагает он, отмечая при этом, что для российских сервисных компаний перспектива осваивать развивающиеся рынки маловероятна из-за наличия на этих рынках собственных разработчиков.

Участники рынка сдержанны в оценке альтернатив российским разработчикам ПО для западных заказчиков. По мнению Александра Семенова, у западных клиентов всегда есть возможность работать с компаниями в Восточной Европе, которые при более высокой общей стоимости услуг имеют ряд преимуществ, особенно для клиентов из Западной Европы. Анатолий Суркис, в свою очередь, считает, что западные компании могут переориентироваться на Индию, Бразилию, а также на собственных разработчиков, которые могут привлекать специалистов из этих стран.

Денис Шишулин
Стандарт, №6 (137), июнь 2014